• Но вот их количество и очередность могут различаться. Можно навязать от трех до двадцати узлов, а иногда и больше - лишь бы нитки хватило. И, поскольку чередовать их можно в произвольном порядке, то и количество разных видов заклятий тоже может быть сколь угодно большим.
  • А что тут?
  • Вот, смотрите. Это - два узла скользящих, чтобы дорога скользила в определенном направлении. Один зажимающий - не дать дороге скользнуть в другую сторону. Потом ещё один скользящий - чтоб оборотень не мог остановиться, и потом три ослабляющих. Один - для воли, другой - для разума, третий - для тела.
  • Это чтобы в схватке ослабить противника?
  • Да. И лишить его воли к сопротивлению. А последним сделаю ещё один зажимающий узел - чтобы удержал мою собственную волшбу и не дал ее перебить враждебным силам, если такие найдутся.
  • А если сначала ослабляющий узел навязать, что будет?
  • Это к болезни. Чем больше ослабляющих узлов с самого начала навязать, тем сильнее болезнь. Если собрать по волоску от, скажем, оборотней целой стаи - или стада каких-нибудь других тварей, ликтанов или арысей, то можно спровоцировать у них эпидемию.
  • Отлично придумано, волхв!
  • Брат Хор мое имя, - последовал ответ. - И придумал это не я. Методику разработали ещё в прошлом веке. Я только ее изучил.
  • И удачно применил! - один из похожих, как братья, рыцарей дотянулся и хлопнул его по плечу.
  • Ну, насколько удачно - покажет время... - засмущался волхв.
  • Я в вас верю! Вы обязательно изловите этого оборотня.

Ответ Хорива прозвучал настолько тихо, что его, наверное,

не расслышали и те, кто сидел рядом с ним. Только было видно, как шевельнулись губы.

  • А мне такой вариант не нравится, - заявила «орлица». - Что толку в этих наузах? Сидишь себе, значит, в тепле и уюте, а где-то там твой враг тихо загибается от порчи. Еде азарт погони, где терпение следопыта, где схватка? Нет, я так не согласна!
  • Но ведь наузы бывают разными, - возразил волхв. - Этот нужен исключительно для того, чтобы подманить оборотня к нам, заставить его идти именно нам навстречу... даже вывести его в нужное место, чтобы можно было с ним сразиться на наших условиях, заранее подготовившись к схватке и сделав все, чтобы победить тварь!
  • Вот ведь гад, - Гаст уткнулся лицом в ладони. - А еще другом назывался...
  • А ты как хотел? - пихнул его локтем в бок Даян. - Люди

вообще довольно паскудные твари. И ещё неизвестно, кто больше заслужил право именоваться тварями - охотники или те, на кого они охотятся.

  • И все равно, - глухо проворчал Гаст, - я не верю. Хор не мог...
  • Мог или не мог - кто знает? - философски заметил Даян. - Ты даже про себя не знаешь, на что способен, а собираешься решать за других!

Бывший рыцарь глухо зарычал.

  • Ладно-ладно, - его опять примирительно пихнули в бок. - Давай оставим выяснение этого вопроса до личной встречи. Только обещай, что не будешь лезть на рожон и сам искать столкновения. Погоди, пока за тебя это сделает судьба! А уж я постараюсь, чтобы эта встреча состоялась как можно позже! Лежи тут!

С этими словами Даян по-пластунски направился обратно.

Полз он медленно, то и дело замирая в снегу. Гаст следил за ним во все глаза,и все равно в какой-то момент потерял из вида. Даян просто-напросто слился со снегом, растворился в нем, и лишь врёмя от времени шевеление сугробов отмечало его путь. Лишь раз или два над снегом встало что-то серебристо-серое, пушистое - и исчезло опять.

У костра тем временем продолжалась своя жизнь. Рыцари продолжали разговор о способах поимки различных тварей, спорили, кто опаснее - вурдалак или истинный оборотень.

Гаст невольно прислушивался к голосу Хорива, следя за тем, что и как говорит друг. Да, он упрямо считал молодого волхва своим другом и не верил, что тот может его предать и продать.

  • Все равно, - стояла на своем «орлица», - бой даже с последней тварью должен быть честным. В конце концов, это ведь поединок, испытание силы, доблести, умения... Это экзамен, проверка на мужество... а когда одна из сторон использует магию, это...это все равно, что воспользоваться луком. Оружие простолюдинов и слабаков. Благородный рыцарь никогда не опустится до такой подлости!