Еле добравшись до оврага, Гаст рухнул в сугроб, вытягивая гудящие от усталости ноги.

 

  • Все, - простонал он. - Больше не могу!
  • Нет, так никуда не годится! - Даян всплеснул руками. - До полудня ещё пропасть времени, а ты уже лапки откинул! А ну, поднимайся и вперед-вперед!
  • Не могу, - Гаст с трудом перевернулся набок, забрав в горсть комок снега, и отправил в рот. - Ты меня ещё вчера загнал. У меня больше нет сил!
  • И это говорит рыцарь! - Даян плюхнулся на снег, сорвал целый пучок торчавшей из сугроба вялой травы и принялся придирчиво перебирать, выискивая травинку посвежее, которую можно пожевать. - Гора мускулов, тренированная на войну и всякие там лишения! Подумаешь, немножко прошлись пешочком!
  • Это по-твоему «немножко»? - Гаст поднял голову. - Второй день мчимся, как будто за нами сто упырей гонится! Куда ты так спешишь?
  • Не «ты», а «мы»! - Даян выбрал, наконец, травинку и принялся ее жевать.

Это Гаст прекрасно понимал - то, с каким трудом он вырвался из Гнезда, говорило само за себя. И, откровенно говоря, возвращаться обратно ему не очень-то хотелось. Одна мысль о подземелье наводила на него страх и тоску.

А еще была погоня. Четверка рыцарей, которых пустили за ними из Гнезда. Четверка, которая не остановится ни перед чем. Сейчас погоня, кажется, потеряла их след, но останавливаться и проверять это не хотелось.

  • Дай хотя бы отдышаться, - попросил он. - Ноги гудят. Я почти полгода просидел в четырех стенах. Отвык от подобных марш-бросков. Да и непривычно рыцарю ходить пешком!
  • Да? - Даян смотрел на него поверх пучка травы мрачно, как теща, получившая от зятя веник вместо букета. - А кто у нас постарался сделать все, чтобы забыть лошадь в конюшне

Гнезда? Я же тебе давал задание, даже указал, какую именно лошадь взять! Вот и мучайся теперь!

  • Это, между прочим, была чужая лошадь, - огрызнулся Гаст. - Кроме того, я бы с нею все равно не смог бы прорваться! Еле сам лапы унес...
  • Если бы ты немного раскинул мозгами, смог бы вырваться из Гнезда верхом на лошади. Вот плетись теперь пешком!
  • Слушай, - Гаст приподнялся на локте, оценивающе посмотрел на своего спутника, - а давай, я на тебе поеду?
  • Чего?

Даян поперхнулся травинкой и принялся яростно отплевываться и кашлять. С трудом приподнявшись - болели не только ноги, но и спина - Гаст от всей души врезал ему ладонью между лопаток и заработал в качестве благодарности гневный взгляд.

  • Ты с самого начала с головой не дружил или уже в подземелье умом тронулся? - осведомился Даян, восстановив дыхание. - Чтобы на мне кататься? Да ты хоть понимаешь, кто ты и кто я?
  • Я - человек, - тут же напомнил Гаст.
  • Ты - оборотень! Кстати, а почему бы тебе не превратиться в волка? Я тоже перекинусь, и на четырех лапах мы быстро тронемся в путь.
  • Я - чё-ло-век! - раздельно произнес Гаст, приподнимаясь и сжимая кулаки. - Зверем я становлюсь только в дни полнолуния! Все остальное время я - нормальный человек, понятно? Тем более, что полнолуние миновало четыре дня назад...

Он проглотил окончание фразы - «когда мы гостили у Лимы».

Даян снизу-вверх смерил бывшего рыцаря насмешливым взглядом.

  • Значит, превращаться ты не умеешь, - спокойно констатировал он. - Придется научить!.. Эх, и что я нашел в тебе? Хуже щенка слепого, честное слово! Ладно, - он попробовал пожевать травинку, но сморщился от горького вкуса и встал, подхватывая мешок со своими вещами, - вставай, пошли!
  • Куда? - привычка к дисциплине все-таки взяла верх,и Гаст со стоном выпрямился.
  • Искать подходящий пенек, - уже через плечо, углубляясь в заросли, ответил Даян. - Второй пенек, потому что один у нас, кажется, уже есть!
  • Я тебя прикончу, - мрачно пообещал бывший рыцарь, пристраиваясь след в след.
  • Только когда станешь волком, договорились? А то знаю я вас, то есть, нас, рыцарей - кодекс чести и все такое!