Оказалось, все проще некуда. Дело в том, что уже за вторым поворотом улица пошла под уклон, стремясь к оврагу, по которому протекал ручей.

Дома, стоящие на склоне, еле держались, постепенно сползая вниз, к воде. Некоторые действительно были заброшенными. В одном из них я уже пристроил созревать личинку упыря и, проходя мимо этого сарая, невольно принюхался - не пора ли?.. Нет, все было спокойно. Да и немудрено - среди бела дня упыри не активны. Даже если она и созрела, нипочем не обнаружить.

Первый поворот был совсем близко, за два дома от ограды Колледжа. Второй - через четыре дома. До третьего идти пришлось дольше всех, но, едва завернул за угол, я сразу понял, что мои поиски окончены.

Дом стоял прямо передо мной.

Двухэтажный, добротный, еще не полностью разрушенный - приложить к нему руки, и можно жить. На всей улице это был единственный нежилой дом, о чем свидетельствовали слегка покосившиеся ворота, заросшие бурьяном, а также забитые ставнями окна. На первом этаже ставни были массивные, словно дом готовился выдержать осаду, на втором - просто крест-накрест приколоченные доски. Сохранились даже оконные рамы и наличники.

И, самое главное, на крыше был конек. Единственный конек, насколько хватало глаз.

Прежде, чем кидаться внутрь - в щель чуть приоткрытых ворот вполне можно было протиснуться - я не спеша прошелся мимо, прислушиваясь к своим ощущениям. Все тихо и спокойно. Но так и должно быть? Если Ной Гусиньский тут, он постарается ничем себя не выдать. А если его там нет, то и подавно я ничего не отыщу.

Дойдя до соседнего дома, я постоял немного, потом повернул назад и прошелся еще раз. Опять ничего. Войти внутрь? Как бы не так. Уж если лезть в одиночку, то не напрямую, а искать обходные пути, где Ной меня точно не ждет... если ждет.

Отыскивая запасной вход, снова двинулся вдоль дома...

-Эй!

Я оглянулся.

  • Ты, да-да, ты!

Возле дома напротив стояла какая-то бабка.

Маленькая, тощая, как говорится, в чем душа держится.

  • Вы мне?
  • Тебе, кому же еще? Ты чего это тут забыл?

Я осторожно сделал несколько шагов к ней. По опыту знаю, что такие бабки всегда все видели, всегда все знают и обмануть их крайне тяжело. С другой стороны, и договориться с ними нелегко - они считают себя настолько правыми, что мнения остальных для них просто не существует. Такая бабка и королю замечание сделает потому, что проехал не там, где она желает. А я, как назло, был в гражданской одежде - моя инквизиторская ряса осталась в общежитии.

  • Я? Ничего.
  • Тогда чего ты тут отираешься? Ты нездешний!

Сказано это таким же тоном, каким дознаватели обращаются к ведьмам: «Ты колдовала!»

  • Ищу кое-кого. Из этого дома.
  • Из этого? - бабка напряглась. - А не темнишь? Этот дом уж который год необитаемый стоит. С тех пор, как хозяин в чужих краях сгинул. Уехал годов двадцать тому назад и ни слуху, ни духу. Челядь разбежалась, родни близкой у него отродясь не было...
  • У кого?
  • У Мнишека Варны. А тебе он зачем? Сынок, что ль, евонный?
  • Не сын, но... - внезапно меня осенила идея, - но я действую от имени его наследника.
  • О как? У Мнишека сынок есть?
  • Племянник. По завещанию ему должен был отойти дом.

Он... получил письмо... с родителями племянника этот Варна связей близких не имел, поэтому завещание шло долго. А в

нашей конторе не любят дела на полпути бросать. Долго мы искали этого парня. Наконец, нашли, письмо ему передали. А там сказано, что он должен вступить в права наследования не позднее последнего числа месяца груденя. Сегодня как раз последнее число. Я и прибыл, чтобы лично удостовериться, что наследник в доме побывал и... в права свои вступил.

  • Ты? - бабка проглотила мою историю, не поморщившись. Вернее, морщиться и скептически прищуриваться не перестала. - А ты кто такой будешь?

А, врать так врать!

  • Нотариальная контора из Гнезно «Спичка и сыновья», - выдал я, нарочно выбрав один из самых отдаленных городов страны. - Франц Спичка - нотариус, ну и сыновья... я и... Зимовит. Двое нас. Я - Мартин Спичка, младший помощник. Вот.
  • А письмо у тебя есть?
  • Какое письмо?
  • Ну, что тебя из этого... как бишь его... из Спички послали! А то ходют тут всякие... лезут, куда не просишь...
  • Да кто к вам лезет-то, бабушка? Я? Так смотрите, где я стою? - между нами было сажени полторы, не меньше.
  • Да мало ли, кто тут кроме тебя бродит, - бабка уже завелась. - А ну, покажь бумагу-то, щенок!
  • Простите, но какой я вам щенок?
  • Как, какой? Шелудивый! Приперся тут и начал права качать...
  • Да какие права? - ситуация выходила из-под контроля.
  • Такие! Нос везде сует, бумаги не имеет... А может,ты вор? Сейчас стражу кликну. Покажь бумагу, какую ни на есть! - последние слова она выкрикнула, срываясь на визг.
  • Есть у меня бумаги, бабушка, - попятился я. - Все есть. В гостинице. Я их с собой не взял.
  • Зря, - набычилась бабка.
  • Но это обычная практика, - я постарался придать себе важности, - это ценные бумаги. Мы их с собой не таскаем.