• Но тут фэ какие-то лифтофки...
  • Это, наверное, студенты контрольную писали.
  • Мои фтуфенты? Интефефно, офень интефефно...

Мэтр Горбжещ? Вот это да! Где ж вы пропадали?

Послышался скрип шагов. Кто-то остановился совсем рядом с

кафедрой. Один шаг - и он увидит стоящего на четвереньках меня!

  • Оставьте в покое эту писанину! У нас есть дела поважнее!
  • Фы прафы...
  • Берите, что вам надо и идемте!
  • Фа-фа!

Шаги удаляются. Ух... мама... от облегчения стукнулся лбом об пол. Прикусил губу, услышав скрип. Тайник в стене?

Похоже на то. Вообще-то, во многих аудиториях такие тайники устраивают - от любопытных студентов, надо полагать. Чуть было не высунулся наружу, чтобы подсмотреть, где именно тайник и как он запирается. А заодно - чем боги не шутят? - и на таинственного «пентаграммгцика» взглянуть.

  • Все взяли?
  • Врофе да.
  • Тогда идемте. У нас мало времени!

Шаги. Хлопок двери. Пронесло.

Медленно выпрямился на дрожащих ногах, опираясь на край столешницы. Провел рукой по лбу и только тогда заметил, что держу в руках тот самый листок. Когда и цак успел вытащить? Не помню. Наверное, сквозняком от распахнутой двери вынесло. Уф... что там пишут?

«Мэтр Груви, - было выведено аккуратным девичьим почерком, - я давно хотела вам сказать, что вы мне нравитесь. С самой первой встречи. Ваше лицо. Ваш голос. Ваши глаза.

Вы что-то нам говорили , а я смотрела только на вас. И как же я была рада, увидеть вас снова! Как бы я хотела, чтобы все уроки у нас вели только вы. Вы самый умный, самый чуткий, самый добрый из всех мужчин, которых я встречала. Я не могу больше молчать. Я должна вам все сказать. Умоляю, приходите завтра вечером на аллею, туда, где растут каштаны. Я буду ждать. Это очень важно!»

Подписи не было. Только закорючка, которая с равным успехом могла означать как «И»,так и «М» и даже, при известной доле фантазии, «Ш».

Вот влип.

Раньше уже бывало такое, что на меня вешались девушки. Два года назад уже была одна... как бишь ее там звали? Честно, не помню. Да и не меня она особенно любила, ей нужен был другой. А я... а меня она себе придумала. Вот женщины! Вечно вам не хватает чего-то, вечно вы себе сочиняете что-нибудь эдакое, верите в выдумку, а потом удивляетесь,что реальный мир не соответствует вашим ожиданиям. Я ведь священник и, хотя не монахщолжен соблюдать обет целомудрия. Хотя бы потому, что у меня уже есть жена. Божественным супругам с кем попало не изменяют. Наоборот, это я не имею права вставать на пути у моей супруги, буде та вздумает подобрать мне замену. Однажды я умру. И тогда мое место займет новый Супруг Смерти. Но до тех пор...

Нет, конечно, семью я бы создать мог. Ведь бывали такие прецеденты и прежде - лорд Вайвор Мае, предок моего названного брата Анджелина Маса, тому яркое подтверждение. Хотя, он, скорее был тем самым исключением из правила, потому как не являлся некромантом, а был алхимиком. Что же до меня,то тут, увы, классический случай.

Я невольно провел рукой по волосам. В годы учебы моя внешность не была предметом гордости. Да и сейчас далеко было до признанных красавцев. Почему же все-таки я, а не кто- то иной?

«Ты становишься параноиком, Згаш, - сказал я себе. - Тебе кажется, что тут начинается та же история. Девушка выманивает юношу ночью на свидание, он приходит , а вместо предмета своих грез встречает убийцу... Первый раз это был Измор, вторым станешь ты...»

- Ну, после этого я просто обязан туда пойти! - сказал вслух и почувствовал, как возвращается решимость. Я не Измор, меня так просто не взять.

Но до назначенного часа было ещё больше суток, так что

пока решил заняться другими делами. Что там у нас по плану? Лазарет и Дануська Будрысайте.

Рой Бойко так и стоял на страже, и, подходя, он уже знал, на чем стоит сыграть.

Заметив незваного гостя, аспирант сделал стойку:

  • Кто идет? - и тут же опомнился, узнав пришельца : - Простите, я вас не узнал...
  • Это нормально. Вы все делаете правильно, Бойко. Мало ли, кто или что захочет проникнуть туда или выбраться оттуда! Надо быть настороже.
  • Проникнет... оттуда? - парень покосился на двери. - Но... ведь там никого нет?

Ему стоило большого труда сохранять серьезность.

  • Это сейчас там никого нет, но в любую минуту может появиться. Потусторонний мир ближе, чем кажется. Вам ли этого не знать , аспирант Бойко!
  • Простите, но я... не некромант. Я - боевой маг. Я ничего не чувствую... эдакого.
  • Ох, правда. Я и забыл... - на самом деле он ничего не забыл и тщательно подбирал слова. - Но мне-то простительно , а вот разве тебе мэтр Вагнер или мэтр Сибелиус ничего не сказали? Не предупредили?
  • О чем? - на челе аспиранта отразилась напряженная работа мысли.
  • О том, что оттуда на третью ночь может полезть... м-м... нечто?
  • Нечто? - парень так крепко стиснул рукоять меча, что побелели костяшки пальцев. - А что именно?
  • Потусторонние сущности. Имя им - легион. Как ты думаешь, почему некроманты так любят всяческие амулеты, перстни с камнями, медальоны и тому подобное? Это их защита от потусторонних сущностей. Ибо без амулетов никакая магия или оружие против них бессильны. У тебя амулеты есть?
  • Есть, - Рой Бойко полез за пазуху. - Вот. Он у меня с самого рождения.

Пришелец спокойно взял амулет, подержал на ладони, всмотрелся в знаки,идущие вдоль обода. Потом аккуратно отковырнул из середины блестящую нашлепку и выкинул ее вон.

  • Что вы делаете? - ахцул аспирант. - Это же...
  • Это же, - он помахал амулетом перед носом его законного владельца, - конечно, когда-то было мощным оберегом, но... для младенца! Ну, или маленького ребенка. Наверное, в вашей семье слишком часто умирали дети, вот родители и решили подстраховаться - он призван защищать от болезней, отравления, ожогов, ушибов, порезов и разных мелких несчастных случаев. Ребенка - лет примерно до пяти-шести - он защищает абсолютно ото всего. Но потом его сила постепенно уходит! Увы, сейчас это - бесполезная железка со вставленной в нее никчемной стекляшкой. Он выдохся. Теперь его только на помойку.

Рой Бойко потерянно смотрел на амулет, который столько лет его оберегал... вернее,должен был оберегать...

  • Что же мне делать?
  • Я могу помочь. Давай его сюда!

В середине кругляша было небольшое углубление - как раз для нового камня. И такой у него был. Припасен заранее.

Расправить крохотные металлические лепестки оказалось делом нелегким, все-таки пришлось действовать на весу, одной рукой. Потом заготовленный заранее камень лег в ямку, лепестки прижали его.

  • Вот. Держи!

Рой послушно склонил голову. Он даже умилился такому послушанию. Эдак не понадобится и амулет! Он сам пойдет и сделает все, как надо!

  • Если что, он тебя защитит. Но не думай, что тебе самому ничего не надо делать.
  • Я знаю, - помрачнел аспирант. - Амулеты взаимодействуют с носителем. Одни усиливают его качества,другие - ослабляют.
  • Этот - защищает от потусторонних сущностей. Заставляет их обходить носителя стороной, - сказал он. - Так что, если что-то заметишь - тебе достаточно просто поднять тревогу. Остальное он сделает за тебя.
  • Спасибо, профессор!

Он улыбнулся, направляясь своей дорогой. Да, этот амулет призван... но не защищать. Однако аспирант поймет это слишком поздно.

  • kit it

Лазарета, как такового, в Колледже не было. Большинство студентов, так или иначе, предпочитали болеть дома. Лазаретом именовалась небольшая пристройка к зданию факультета целителей,имеющая отдельный вход через массивное крытое крыльцо. Это было даже не крыльцо , а настоящие сени, где хранились снадобья. Из сеней можно было пройти в просторную смотровую, в которую открывались две дверки в две небольшие палаты. В одной лежали девушки, в другой - юноши. Выцветшая ширма делила смотровую на две неравные части - в меньшей больную часть времени проводила дежурная целительница, она же помощник преподавателя целительной магии.

На самом деле помощников было двое - один исполнял свои прямые обязанности, а второй тем временем дежурил в лазарете, посменно. Ибо, как я уже писал, факультет целителей еще не был полностью сформирован. Они даже аспирантов набрать пока не успели.

Когда я вошел, в смотровой была только госпожа Донна Воробей, младшая помощница преподавателя. Она поступила сюда уже после того, как я закончил обучение, и с нею ещё

видеться не доводилось. Средних лет пухленькая женщина оторвалась от толстого фолианта, который листала с таким видом, как будто это была священная Рунопись.

  • Вы... кто такой? - встрепенулась женщина. - Что вы здесь делаете? Сюда нельзя! Не положено! Это... здесь только больные! Они не опасны! Вы не можете... не имеете права...

Всплескивая руками, она накинулась на меня, пытаясь вытолкать за порог. Сходство с курицей, которая защищает цыплят от коршуна, было так велико, что я расхохотался.

  • И ничего тут смешного! - чуть не завопила госпожа Донна.

- Ни в какие ворота не лезет! Тут больные! Преступников тут цет! Так и скажите своему начальству!

Она приняла меня за инквизитора. Ну, ещё бы! Ряса! Я до сих пор щеголял в ней.

  • Я не инквизитор, уважаемая. Это - всего-навсего маскировка. Я - помощник преподавателя на подмене, мастер Груви. В данное время подменяю мастера Горбжеща, преподающего пентаграммостроение.
  • Правда? - толстушка уперла кулаки в бока, став вдвое толще. Ее прищуренный взгляд чем-то напомнил мне госпожу Гражину. - А не врешь?
  • Спросите у бессменного ректора! Он лично заверял мое заявление.
  • Ладно. А сюда-то зачем пришел?
  • Я хочу поговорить с Дануськой Будрысайте. Она с факультета боевой магии. Говорят, попала сюда после того, как повредила ногу. Она здесь!
  • Здесь-здесь, - ворчливо откликнулась целительница. - Где же ей ещё быть? Лежит...
  • Я могу ее увидеть?
  • Только в моем присутствии, - заявила госпожа Донна так решительно, что спросить не стал.