Фру Рейн нигде не было видно. Дитрих миновал ворота, спешился и вслед за тем же солдатом направился внутрь здания.

Низкие сводчатые потолки, узкие крутые лестницы, похожие на щели окна, забранные частыми решетками, голый камень стен, факелы, прохлада и полумрак - все наводило мрачные мысли. То ли сами инквизиторы были такими нерадостными людьми,то ли наоборот, нарочно пытались вызвать у посетителей чувство безысходности.

В коридор на втором этаже выходило несколько дверей. Одна была гостеприимно приоткрыта.

  • Вам сюда.

Солдат остановился на пороге, не собираясь никуда уходить, и юноша почувствовал себя неуютно.

Инквизитор обнаружился за обычным письменным столом. Вернее,инквизиторы. Один что-то писал, другой стоял сбоку у окна, глядя на внутренний двор. Войдя, Дитрих заметил именно пишущего, поприветствовал его, и тот, не отрываясь от своего занятия,ткнул концом пера в спину своего коллеги.

  • Э-э... простите, добрый день, - поправился юноша.
  • И тебе мир, сын мой, - инквизитор все еще стоял спиной, глядя на что-то, что занимало его намного больше, чем посетитель. - Ты пришел, чтобы сделать заявление?
  • Да. И заодно кое-что спросить.
  • Вот как? - инквизитор все-таки отвернулся от окна. Он был бледен, с мешками под глазами, как от недосыпа,и скорее всего, так оно и было, потому что по голосу, фигуре, жестам и цвету волос казался ещё молодым, от силы тридцати лет. - А вы знаете, молодой человек, что вопросы здесь задаем мы?
  • Знаю. Но хотел бы также кое-что выяснить. Речь идет о моем... о близком мне человеке.

Рядом внезапно возникла фру Рейн. Она появилась так неожиданно, что Дитрих вздрогнул. Глаза призрака горели зеленым огнем, как у кошки.

  • Там... там, - она разве что не подпрыгивала на месте, - там я кое-что нашла!
  • Прошу вас, - сквозь зубы процедил Дитрих, указывая глазами на хозяев кабинета.
  • Что такое? - воспринял его слова на свой счет инквизитор. - Вы желаете говорить наедине?
  • Да, наедине, - кивнул юноша. - Совсем наедине.
  • Это невозможно. Гели только вы не желаете исповедоваться...

Исповедоваться инквизитору? Дитриху до сего дня не приходилось попадать в такие ситуации, но он своих приятелей-студентов он кое-что слышал. В их устах «исповедаться инквизитору» означало явку с повинной.

  • Н-нет... пока нет. Но это дело... оно касается близких мне людей.
  • Ваших родственников? Вы хотите обвинить кого-то из своей родни?
  • Да. И... нет. Она... я не знаю, как сказать... Она моя дальняя родственница. Почти родственница. Понимаете, мой дед, барон Людвиг фон Доннемарк, скончался некоторое время назад...

Писарь отложил перо и пергамецт, решив, что беседа намного важнее и интереснее. Его коллега сделал знак солдату у порога, и тот осторожно прикрыл дверь.

  • Доннемарк? - прищурился писарь. - Людвиг-Иоганн- Кристиан фон Доннемарк, двадцать второй барон Доннемарк, умер? - он подался вперед, став похожим на хищного зверя. - Когда?
  • Двенадцать дней тому назад, - Дитрих невольно попятился под таким напором. - Мы с братьями получили от его секретаря письмо и поехали к деду. Успели застать его в живых уже на смертном одре. Он умер через... - вспомнил свой разговор с мэтром Сибелиусом о том, что пропал из города месяц назад и уточнил: - через несколько дней...
  • И вы - наследник?

Дитрих насторожился. Только фру Рейн именовала его так.

Но она вкладывала в это понятие иной смысл, собственный.

  • Нет, что вы. Я - младший внук...
  • Но по крови вы - Доннемарк?
  • Прямой потомок.
  • Прямой потомок, - повторил писарь со странной интонацией. - А вам известна история вашего рода?
  • В общих чертах.

Стоявший у окна инквизитор нахмурился.

  • Доннемарк? - поинтересовался он. - А что такого?
  • Если юноша из тех самых Доннемарков,то он должен знать кое-что о своем семействе, - медленно произнес его собеседник, уставившись на Дитриха пытливым взглядом. В его прищуренных глазах не было ничего зловещего, леденящего душу и пугающего. Только сдержанный интерес естествоиспытателя - как, мол, он себя поведет?
  • Ну, кое-что я слышал, - кивнул Дитрих. - В общих чертах. Повторяю, я только младший из наследников,и о многом не имею ни малейшего понятия. Только самое основное...
  • Но что несколько ваших предков были в свое время осуждены за связь с нечистой силой, вы, надеюсь, слышали?

Инквизитор осторожно перекрестился.

  • Ну, слышал краем уха, - кивнул юноша. - Но они все были оправданы.
  • Да, - писарь кивнул с важным видом. - Знаменитое семейство. Единственное, насколько мне известно, которое трижды попадало в поле зрения Инквизиции, и все три раза обвинение снималось. Наше отделение предупреждено о некоторых... мм... особенностях вашей династии. Мы внимательно следим за тем, что у вас происходит.
  • Польщен, - кивнул Дитрих.
  • Это я польщен тем, что сведу близкое знакомство с одним из Доннемарков, - раскланялся инквизитор с учтивостью светского щеголя. - Причем, насколько я понимаю, в приватной обстановке? Рудольф Кунц к вашим услугам.
  • Фридрих Фрей, - назвался и писарь. - Брат Фридрих.

Они раскланялись.

  • Я пришел, чтобы сделать заявление, - снова начал Дитрих. - Даже два.
  • О вашей родственнице и...
  • Моем брате. Мой старший брат Карл фон Доннемарк исчез из родового замка при невыясненных обстоятельствах. Меня в ту пору дома не было. Я уехал по делам и вынужден был задержаться на лишние сутки. За это время все и произошло. Я приехал, а Карла нет. И никаких следов.

Кунц жестом остановил гостя и сделал знак писарю. Тот все понял, засуетился, убирая исписанные пергаменты и доставая новый лист.

  • Не откажите, господин барон, рассказать все подробно, дабы мы могли записать ваши показания. После чего вы сделаете официальное заявлением мы непременно дадим делу ход, - сказал инквизитор.

Дитрих послушно пустился в объяснения, вверх ногами посматривая, как писарь, затаив дыхание от осознания важности, кладет на пергамент строчку за строчкой. Кунц стоял у него над левым плечом, опираясь на стол, и то следил за пишущей рукой, то бросал на гостя пытливые взгляды. Вопросов он много не задавал, но были они столь неожиданными, что юноша несколько раз чуть не проговорился.

  • Куда вы ездили, если не секрет?
  • За лекарственными травами. Заболела одна из служанок...
  • И вы решили, что это правильно - дабы младший барон лично занимался проблемами слуг?
  • Я учусь на медика и хотел...
  • Хотели попробовать свои силы?

-Да.

  • А вы знаете, герр Доннемарк, что заниматься лечением вы сможете только после того, как получите диплом? И что до этого срока вы будете считаться шарлатаном, и в случае неприятности за вас не вступится гильдия?
  • Но ведь девушка выздоровела!
  • И что с того? Гильдию интересует способ достижения результата, а не сам результат. Вот получите диплом, выплатите вступительный взнос - и лечите кого хотите и где хотите! Есть закон, который нельзя нарушать.

Дитрих решил, что промолчать о том, что у него дома находится еще одно нарушение закона.

  • Кстати, что за странная фантазия - лечить людей? С вашим положением в обществе, родословной, состоянием и перспективами вам стоило бы избрать для себя другую карьеру! Если вам не нравится богословие, можно выбрать карьеру военного...
  • Но мне это нравится! И мы, кажется, обсуждаем не мою жизнь, а судьбу моего брата! Мне кажется, что к его исчезновению причастна ведьма, с которой связывалась моя двоюродная сестра, Инесс фон Доннемарк.
  • Она ведьма?
  • Не знаю, но...
  • Хотите, чтобы мы это проверили? Проверим, не сомневайтесь! Это наша работа - находить истину. С поиском пропавшего брата вряд ли сможем помочь, но если будет доказано, что ваша сестра действительно связана с ведьмой,то можно попытаться найти ее следы.