В голове странным рефреном крутились сказанные Верхов­ским слова: «Мы вновь вступили в период российской истории, когда армия и флот, ее единственные союзники, играют самую активную роль в обеспечении полити­ческой стабильности. Это повтор эпохи дворцовых переворотов, но, как говорят марксисты, на более высоком витке исторической спирали». Устрялов задержался на пороге дома, внимательно посмотрел на Михаила Николаевича и сказал то, что могло предназначаться только ему — самому молодому генералу российской армии:

Подробнее...

  • Методами капиталистического хозяйства, даже в обличье новой экономиче­ской политики, в атмосфере коммунистической Европы сильной России не сделать. Необходимо принять «социалистические» меры хозяйственного возрождения. А для этого неизбежен отказ от конституционной монархии и возвращение к само­державию. Требуется влить в самодержавие новую кровь, сделать его, не побоюсь этого слова, большевистским самодержавием, — говорил Устрялов, когда они снача­ла сидели у него дома, а затем Тухачевский предложил перебраться в литерный по­езд Военной комиссии да еще пригласить на беседу генерал-полковника Верховского.

    Подробнее...

  • Они договорились, — опять же неестественно ясно и четко прозвучали слова Нэтти. Губы не шевелились. Мыслеречь. — Решение принято в пользу Европы. Поддержка будет оказана ей. Резидентам дано распоряжение полностью передать радиирующие и ракетные технологии ведущим европейским ученым.

    Подробнее...

Штаб операции, куда Михаил Николаевич направился после аудиенции у Госу­даря, располагался на Воскресенской набережной, 28, на втором этаже, занимаемом контрразведкой Петроградского военного округа.

Подробнее...

Морской рундучок в тундре

Впрочем, в 2001-м году в прессе появилась и ещё одна версия трагедии. Её мы излагаем без особых комментариев. В 1987 году в ор­ловский дом-музей В.А. Русанова обратилась с письмом жительница Иваново Антонина Ми­хайловна Корчагина.

Подробнее...