ЛИСНЯНСКАЯ Инна—Из неопубликован­ного. Публикация Елены Макаровой. № 6 МАЛЫГИНА Алевтина — А были ли реп­рессии? № 1

МАРТЫНОВ Леонид — Ранние стихи. Пуб­ликация ЮЛ. Зародовой и Л.В. Суховой. №2

МЫШКИС Екатерина — «Тогда я привык­ла к смерти». Из воспоминаний о блокаде и эвакуации. Публикация и вступление Гри­гория Ганзбурга. № 10 СЕРГЕЕВА Людмила — Триумвират. Анд­рей Синявский — Абрам Терц — Мария Розанова. № 8

СТЕПАНОВ Евгений — Люди истории. Ис­тории людей. № 12

Подробнее...

БАРУ Михаил —Он не умер. № 1 БЕРДИЧЕВСКАЯ Анна — Красота. Пере­сказ одного рассказа. № 3 ВЕДЕНЯПИН Дмитрий — С Новым годом! Рассказ. № 8

ВИШНЕВЕЦКАЯ Марина — Вечная жизнь Лизы К. Роман. № 11,12 ГЕПТИНГ Кристина — К Николаю. Рас­сказ. № 10

ГОРЛАНОВА Нина —Папа и старый князь

Подробнее...

Либо объяснить без понимания главного кажется Звягинцеву абсолютной. Но он не пер­вый режиссер, заговоривший об этой теме в российском кинематографе, но, кажется, единственный, сделавший это так откровенно. Еще в картине Павла Лунгина «Такси-блюз» (1990 год) герой Мамонова пытался научить простой работе мойщика машин. «А ты по­люби этот коврик!» — кричал он напарнику, теряя терпение и озверевая. Тот, кто пони­мает источник равнодушия и несостоятельности, от бессилия впадает в отчаяние, кри­чит прямым текстом, капслоком, то есть, ведет себя как неприспособленный, как тот, кто еще может остро чувствовать отчаяние, боль и бессилие, — «невзрослый».

Подробнее...

Авторитет Звягинцева, признается всеми. Камера мастера оправдывает и бесконечное хождение дей­ствующих лиц (уже традиционное после «Елены»), и подробную описательность пейзажа. Холодные тона, протяжный бледно-голубой фильтр, в котором окружающее становится стек­лянным и неживым. Межсезонье, уходящее в длинные утвердительные планы, с цитатами из Брейгеля и малых голландцев, отмеченные и критиками, и зрителем, выполнено безупреч­но.

Подробнее...

— Подпоили... И по очереди... — жадно ловил слух приглушенные разгово­ры. — А потом бутылку ей туда всадили!      

- Чекушку, небось, — сплевывал кто-нибудь.

—-Да нет, — со знанием дела отвечал другой, — у них поллитровка была.

И перед глазами сгущалась ночь, расплывчато вырисовывался знакомый берег, темные фигуры склонялись над смутно белеющим телом, холодно поблес­кивало бутылочное стекло.

Подробнее...

Держащееся непонятно на чем, может, на одних только крыль­ях, мелькающих там и сям ласточек.

А уж если мы задержались у рассохшихся жарких перил, то, скорее всего, сообща поплевали в воду. Странно, почему на мосту человека всегда распирает желание хотя бы разок сплюнуть вниз? Кажется, от любого моста слюнки текут.

Подробнее...

С семи часов вдоль канала, тихо и немногословно переговариваясь, тяну­лись в школу дети. Лысый сосед стирал перед гаражом тряпки. После уроков школьники, будто в них прибавили звука, с криками и визгами рассыпались по домам. Сосед в соломенной шляпе развешивал тряпки у буддистского каменно­го фонаря. В канале виднелся зеленый штрих проплывающей травинки, крас­ный мазок цветочного лепестка. Каменная неподвижность была во всей этой сверкающей текучести.

Подробнее...

От меня любая псина отскочит. А за кольцевой дорогой настоящая дикая природа! Вот где для Васьки рай и раздолье!

Я С+олько раз, t такими живописными подробностями рассказывал эту исто­рию, что убедил в ее правдоподобности не только жену и сына, но и самого себя.

Подробнее...

Неожиданный кошмар был таким кратким и нелепым, что он не стал рас­сказывать о нем жене. Но, отхлебывая кофе, поднимая чашку так, чтобы она встала на вершины фиолетово-синих гор, торчавших в окне, —• старая его заба­ва — неотступно видел неторопливо надвигавшегося на него тигра.

Подробнее...

В спецшколе он собирал двойки и бурно намаранные жалобы на поведе­ние. Вместо «птица» упорно выводил «пцыця». Учительница назвала его педагог гически запущенным ребенком. Сведущие люди пояснили, что это эвфемизм; попросту говоря, наш сын недоразвитый. Ошарашенные, мы с женой вспомни­ли, что воспитательница в детсаду тоже повторяла, что у нас нестандартный ребенок. Может, и это был эвфемизм, только детсадовский? А мы-то восприни­мали ее слова как похвалу!

Подробнее...

Утром 22 июня 1941 года немцы перешли советскую границу, а в 6.00 по радио транслировалось известное заявление Гитлера, где, поми­мо прочего, говорилось, что немецкие и финские войска стоят на берегах Северного Ледовитого океана плечом к плечу, защищая фин­скую землю.

Подробнее...

Освещает важнейшие проблемы дня: «... С лихорадочным напряжением и не считаясь с расходами, мы пытались создать новую и сильную си­стему обороны. У руководства международными делами и посольства в Москве недостает сил противостоять несправедливым требованиям и угрозе с востока, и я боюсь, что дела шли бы гораздо хуже, если бы неожиданность, вызванная транзитным проездом немцев, не заста­вила московских господ слегка снизить тон. Мои мысли часто обра­щаются к Англии, я глубоко восхищаюсь крепкими нервами этого му­жественного островного народа. Они, верно, из прочного каната, раз выдерживают эту неравную борьбу».

Подробнее...

Придется отдавать Финляндию русским, а наоборот, включает ее в свои стратегические расчеты. Содержание этой беседы Молотова и Гит­лера стало известно в Финляндии и, естественно, не прибавило там доверия к СССР.

Подробнее...

Результат Зимней войны и ее последствий. Поэтому и в наши дни, через 70 с лишним лет, обсуждая вопрос о вступлении Финляндии в «вой­ну-продолжение»1 на стороне нацистской Германии, нельзя забывать о происшедшем за год с небольшим до того: нарушении Советским союзом международных правовых норм, аннексии 10% финской тер­ритории и гибели десятков тысяч жителей страны в Зимней войне. Был ли у финнов другой выход?

Подробнее...

Финская армия отстаивала каждый дюйм отчей земли. Уничтожение более чем 1500 русских танков и более 700 самолетов говорит о подвигах, которые зачастую совершались в одиночку.

Подробнее...

Возвращаясь на фронт через две недели, 9 марта 1917 года, Ман- нергейм задержался в Петербурге, Остановился, как всегда, в оте­ле «Европа» (ныне — «Европейская»), на углу Невского проспекта и Михайловской улицы. Несмотря на толпы демонстрантов и пуле­меты, установленные на перекрестках в центре города, ему пока­залось, что в столице довольно спокойно.

Подробнее...

Они зафиксированы в послужном списке Маннергейма за короткий пери» оде декабря 1916 по январь 1917 года: «Командуя Русско-Румынской группой „Вранча" в составе сначала 12 кав<алерийской> дивизии и бригады Румынской пехоты, а затем дивизией Русской кавалерии, 2Уг дивизией Румынской пехоты и 4-х полков Румынской кавале­рии, оборонял в Трансильванских Карапатах 55-верстный фронт рр. Сущица, Путно, Неружа, Забала, Мильковул с боями у горы Путно, горы Каинели, д. Совежа, Коза, Герастрау, Нережул, у массива Совен- га-Топешти-Пояна, у массива Магурей-1001, у выс. 499, у Гогой-Га- уриле-Видра-Бурка, у Ракоаза — выс. 625 — Ирешти-Сербешти»1.

Подробнее...

29 августа 1916 г., вторник. ...Генерал мой жив и здоров, но он продул дело под Ковелем. Его обязательность лишена, к со­жалению, гениальности1.

Подробнее...

Он пишет портрет красивой женщины и не может оттуда уда­литься.

Сестра Маннергейма некрасивая, невзрачная, при первой встрече неинтересная, — но чувствуется, что порядочная. На брата совсем не похожа, только когда улыбается, я нахожу похожим расположение белых зубов. Я всегда люблю исследо­вать схожие черты.

Подробнее...

ренту, которому я доверил мои китайские и тибетские антики, не пострадал.

Воспользуюсь сейчас отъездом Полковника Юзефовича в Пе­тербург. Если Вы захотите использовать ту же возможность, нужно будет отослать Ваше письмо по прилагаемому адресу. Еще раз — все мои наилучшие пожелания, дорогая Княгиня. Не знаю номера дома, но посыльный легко его найдет. Полковник Ю. пробу­дет там 3 дня[1].

Подробнее...

Корнилов, будущий генерал, один из главнокоманду­ющих русской армией в Первой мировой войне, был тогда военным атташе в Пекине. Он купил у Маннергейма его замечательного коня по кличке Филип, «который уверенной поступью пронес меня сквозь Азию», —- как пишет благодарный путешественник в своих мемуа­рах. Надо сказать, что Маннергейм никогда не забывал оказанных ему услуг. В «Предварительном отчете» он поименно отмечает лю­дей, помогавших ему, будь то купец-сарт или врач шведской миссии.

Подробнее...

У последнего была желтая шелковая одежда с голубыми об­шлагами на рукавах, украшенная традиционным для лам куском красной ткани. Сапоги китайского фасона были из желтого войлока с голубой тесьмой по швам. Никакого головного убора у него не было. На мой глубокий поклон было отвечено еле замет­ным кивком головы. Приняв принесенный мною голубой «хатак» и вручив мне такой же белого цвета, очень красивый, он начал беседу расспросами: из какой страны я приехал, какого я возрас­та и по какому маршруту следовал.

Подробнее...

Поездка через губернию Шаньси дала Маннергейму возмож­ность посетить Далай-ламу, которого китайские власти незадолго до того вынудили поселиться в монастыре Утай-Шань, поближе к цен­тральным областям страны. Этот визит был существенным с полити­ческой точки зрения и, как мы помним, входил в разведывательную миссию Маннергейма.

Подробнее...

Согласны на аудиенцию или нет. Кроме красного пояса, по­дарил каждому из них нюхательный флакон и трехстворчатое зеркало и получил ответные подарки: два красивых синих пояса, которые наверняка уже много раз бывали дарены в соответ­ствии с этим этикетом. Да, кто знает, может быть, они скоро вновь попадут в руки к высокочтимым прелатам. Первый из них, постарше, который — хотя и очень любезен — не может срав­ниться в этом отношении со своим коллегой. Тому от силы лет сорок. Где он приобрел свои изящные манеры и любезную улыбку, понять трудно.

Подробнее...

Это все же удалось, и, к счастью, лошадь оказалась цела. Мно­го-много лошадиных трупов и скелетов являются убедительным свидетельством опасности дороги. В течение дня насчитал их около сорока, и Филип (мой конь), который вначале очень боялся этих оскаленных черепов, в конце концов привык к ним так, что больше и не замечал.

Подробнее...

О первых годах жизни берлинского философа мы умолчим, тут и в принципе нечего сказать. По утверждениям Розенкранца, известно – с детьми Гегель являлся ребенком, а с подростками подростком. Мама учила ребенка чистописанию и иным знаниям. Все кто интересуется биографией гегелиста, верят выше сказанному, конечно, никому не хочется прочитать про ворчливого профессора, который удивлял парней кафедры философии, а именно молодежь Германии. Гегель, сильно болел, беспокоили глаза, не хватало шага до слепоты. Розенкранц, уникальный критик, основательно изучавший Гегеля, отмечал, что философ обожал прыгать и скакать, но не смог научиться танцам.

Подробнее...

1 глава – детство и отрочество.
Георг Вильгельм Фридрих Гегель является швабом. Род его перенес предок Иоганн Гегель в 16 веке из самой Каринтии в Швабию, который спасался от преследований эрцгерцога Карла, сторонника католицизма. Гегель появился в этот мир 27 августа в 1770 году в городе Штутгарте (Вюртемберге), его папа был секретарем счетной палаты, а после – советник экспедиции. Конечно, замечательно бы отыскать какие-либо интересные сведения о семье нашего мудреца, но в записках почтительного биографа Розенкранца, и в личных письмах Гегеля, ничего значительного не разыскали.

Подробнее...

И это не глядя на загадки, гегелевской диалектики, на произвольность центральных фактов системы, не глядя на красочную, местами грубоватую догматичность, которая настолько противоречит новой, а также новейшей Европе? Да, не глядя. Поговорим, о формах работ Гегеля, о том «покрывале, под которым пряталась истина», чтобы взвесить суть стольких поклонников, учеников, считавших долгом и обязательством изучить суть деятельности великого Гегеля.

Подробнее...

Многие являются ярыми поклонниками философии. Безусловно, для тех, кто интересуется историей 30-40, и в какой-то мере 50 годов, обязательно нужно познакомиться с философской системой Гегеля. Были времена, когда деятельность этого берлинского мудреца процветала. Он сводил с ума и заставлял ломать все принципы жизни тех времен. Сейчас результат его упорного труда лишь приятное воспоминание в сердцах русской интеллигенции. Обычные смертные и не вспомнят о нем во всей суете и загруженности нынешней жизни. А тогда большинство честных людей считали долгом быть подкованными в философии Гегеля, и даже заставляли себя. Одним из таких людей является Станкевич.

Подробнее...

Оба действия сатаны из театрального романа, как и из романа литературного, связаны с одной конкретной историей, а именно с Пилатом Понтийским, властителем и трусом, с его предательством, его чувством вины и его прощением.

Подробнее...

Он спустился по наклонной, ощутив при этом соленые капли на лице. Через мгновение волна окатила его с ног до головы, и лютый хо­лод на миг сковал тело. Сергей покачнулся, но сумел устоять. Потеряй он равновесие, обяза­тельно бухнулся бы в воду. А дно внизу каме­нистое, пенится в нем ледяная вода...

Подробнее...

Смирение и любовь.

  • Послушай, а чем ты тут обычно занима­ешься? — поинтересовался Сергей.
  • Да много чем, — усмехнулся Аксенов, наб­людая за новоявленным племянником. — Ра­боты хватает, уж поверь. Маяк ведь штука та­кая, приходится все учитывать.

    Подробнее...

Ближе к вечеру они вдвоем сидели в уютно обставленной комнате смотрителя маяка, перебирали старые фотографии, вновь и вновь возвращались к одному-единственному приве­зенному Сергеем письму. В кружке давно уже остыл чай, а Аксенов мечтательно поглядывал на полупустую бутылку самогона, так как ввиду последних новостей душа его рвалась именно туда, в этот сладкий алкогольный дурман. Но пить в одиночестве нельзя, особенно когда на плечах у тебя лежит такая ответственность, а приезжий. гость. пропустить рюмочку-дру- гую категорически отказывается.

Подробнее...

  • Змей, стало быть, на острове больше нет?
  • Не-е, — махнул рукой Славик, — все гадины подохли. Лисы есть, грызуны мелкие, птицы всякой смешной навалом, ну и рыба — куда ж без нее?! А еще очень советую краба отведать. Королевский, вкусный, сука, аж слов нет! Как раз пару дней назад вылавливали. С лодки фо­нарями в воду светишь, они — идиоты, мля! — ползут на свет, а ты их крюком. Потом в каст­рюльку. — Он замолчал, мечтательно улыб­нулся, вздохнул. — Да и вообще, где еще можно уйти вот так с друзьями в бухту, там же наудить рыбки, сварганить уху, ну и. бутылочку угово­рить, конечно же. Где? Ну нигде ведь! Нет в мире больше другого такого царства. А люди меняют этот рай на всякие бумажки и контор­ки, зарплаты побольше, квартирки попростор­ней и эти свои путевки в какую-нибудь сраную Турцию, Египет, на Кипр. Э-эх.

    Подробнее...

 В очередной раз прогуливаясь по уже хорошо знакомым улочкам Брашова, я размышляла о вчерашнем разговоре с Владом и в очередной раз приходила к выводу, что забыть всё, действительно, будет лучшим завершением моих злоключений.

Подробнее...

      Машина неспешно катила вдоль расчищенной трассы, позволяя размышлять о посторонних вещах.

Мои выводы насчёт таинственных событий вечера в канун Рождества сводились к тому, что мне следовало навестить злополучного румына, не отличавшегося дружелюбием, если я, конечно, хочу узнать правду: что именно произошло в тот вечер и о чём я должна была забыть?

Подробнее...

  • Затыкнись! — крикнул Ронг уже по-русски.
  • Молись своим китайским демонам, мальчик! — прорычал Борис Николаевич, стараясь пробудить в себе жестокость, но не находя сил для свершения убийства. Ему бы вспомнить фамилию того руководителя сол­датского комитета, застреленного им в окопах весной 1917 года, но, как бывает с пьяными людьми, это слово, эта фамилия, постоянно жившая в его сознании, именно сейчас не хотела выплывать. Он наставил дуло пистолета на Ронга.

    Подробнее...

Ровно в полночь дверь спальни распахнулась, и Ронг увидел не Ли, а снова богиню луны Чан Э, в великолепном ярко-красном костюме, ко­торый они вместе с его костюмом того маскарада привезли с собой в Париж. Спереди к платью крепились богато украшенный фартук и сетка цветных шнуров с вплетенными нефритовыми кольцами. Головной убор состоял из золотых лепестков и был украшен цветами из алого граната. На лицо с этого головного убора, подобно струям дождя, ниспадали нити нефритовых шариков.

Подробнее...

И вот теперь под своды чванливой арки неслись голоса писателя Тол­стого и ее мужа Романа:

C’est la lute finale,

Grauppons-nous et domain —

L’Intemationale Sera le genre humain!*

  • Алеша, тебя арестуют! — с испуганным смехом кричала Наталья Ва­сильевна.

    Подробнее...

Оттуда злобно зыркнули в его сторону и прибавили шагу.

  • Алешка! Побьют! — рассмеялась Наталья Васильевна.
  • Кишка тонка, — махнул артиллеристом Алексей Николаевич и крикнул вослед убегающей русской компании: — Трусы! Малохольные! Сеновал!

    Подробнее...