• Как — обнимая? Она что, на памятник залезла?
  • Да нет. Эта скульптура в нормальный человеческий рост, в мэрии стояла когда-то, в фойе. И легкая — под мышкой можно унести.
  • А. откуда ты все это знаешь?
  • Да во всех газетах эти снимки были! И по телевизору кадры показы­вали. Подожди, может, и сейчас покажут.

И действительно — ведущая дискуссию журналистка, говоря о разном от­ношении к вождям пролетариата, подчеркнула, что их почитает не только старшее поколение, что в музей обратилась молодая девушка с просьбой.

Подробнее...

Москва, март 1718 года

Удивительна Россия! Сколько я в ней живу — не перестаю испытывать удивление. Некоторое время тому я была представлена юной даме по имени Екатерина, которая оказалась скромной и застенчивой, не в пример ее брату князю Ивану.

Кротость и благоразумие Екатерины можно возвести в ранг добродетели, но это не дало ей возможности избежать присутствия на гнусном действе. Хотя она и сказывалась больной, это не возымело действия и бедняжке пришлось сидеть недалеко от царской ложи. Я по чистой случайности оказалась рядом с княжной и каждую минуту подносила к ее лицу серебряный сосуд с нюхательной солью.

Я видела его величество в открытой ложе с навесом: взгляд его прищуренных глаз иногда возвращался к сидящему рядом царевичу Алексею Петровичу, который своей бледностью и большими немигающими глазами походил на мраморную статую, привезенную из италийских земель.

Подробнее...

Мюриэл Спарк с полным на то правом подчеркивает, что она поэт, порой пишущий и рома­ны, и что романы она пишет, не переставая быть поэтом. Быть поэтом означает обладать пони­манием того, что мир порой го­тов открыть более интересные взаимосвязи, чем воспринять здравый смысл: непредугады- ваемые сочетания, посягатель­ства на повседневность, кото­рыми мы обычно пренебрега­ем, просто потому что необыч­ное— это то, на что обычные люди предпочитают не обра­щать внимания. Следует “воспринимать жизнь как целое, —говорит кавалерственная дама Мюриэл, — а не как ряд разрозненных событий”. А связывает их поэзия. Это ее необыкновен­ное свойство иногда сродни бе­зумию, как в “Водительском си­денье” — мрачной книге, воз­можно, лучшей из сочиненного Спарк. А иногда поэзия застав­ляет нас воспринимать связан­ные события как комические или трагикомические, как, на­пример, в ее чудесных ранних новеллах — “Мисс Джин Броди в расцвете лет” и “Девушки со скромными средствами”.

Подробнее...

Время ленча. Продавца не видно, но слышно, как тот, что обслуживает Эльзу, переставляет картонные коробки где-то в дебрях магазина, стоя, судя по звукам, на верхней ступень­ке стремянки.

  • Через минуту он подойдет, — говорит Эл&за женщине и садится.

Женщина тоже садится и смотрит на Эльзину тень, затем на свою и на другие, сравнивая их с Эльзиной.

Подробнее...

Вторую неделю Ада терпеливо мыла, скребла грязь, сметала окурки и кон­фетные бумажки в учреждении, где, как ей казалось, все только и делали, что курили да распивали чаи. Но самое плохое в ее положении было то, что Крыса все еще болела. Правда, вчера ей сказали, что Крыса выходит, и Ада специально пришла на работу не в семь утра, как обычно, а порань­ше.

Подробнее...

Это тот случай, когда, не отклады­вая, следует выразить уважение к тру­ду авторов, которые годами ведут дневник, что по тяжести и терпению сравнимо разве что с сизифовым тру­дом, при котором изо дня в день при­ходится начинать очередные страни­цы, словно толкая в гору неподъемный валун, осознавая, что назавтра пред­стоит повторять изнурительное восхо­ждение...

Подробнее...

Некоторая кошка познакомилась с мышью и так много сказала ей о великой любви и дружбе, которые она испытывала к ней, что мышь согласилась, что они должны жить и держать дом вместе. "Но мы должны предусмотреть зиму, иначе мы будем страдать от голода ", - сказал кошка, - и вы, маленькая мышь, не можете рисковать повсюду, или вас когда-нибудь поймают в ловушку ».

Подробнее...

Елизавета Воробей

Я отправился было на Реннгассе, но подумал, что могу застать Леополь- дыча и в двух шагах от Батценхойзеля — в доме на Пфарргассе, 16. Здесь останавливалась его благоверная Констанция, проходившая курс лечения в баденских термах, а он наезжал к ней по мере возможности из Вены.

Дом 16 по Пфарргассе был двухэтажный, с низкими потолками. Неког­да здесь находилось кафе, теперь на первом этаже располагался магазин

Подробнее...

Трактир «Тогда»

Я взглянул на часы: стального цвета секундная стрелка совершала свой привычный бег. Время снова пошло. Порой, чаще всего в сумерках или ближе к ночи, реже — при ярком свете дня, стрелки сливались с цифер­блатом и исчезали вместе со временем. Однако не было еще случая, чтобы они не обнаруживались вдруг на прежнем месте, сообщая о возвращении в привычную жизнь, повседневность, обыденность.

Подробнее...

Даже при первом прочтении бросается в глаза, что стихотворение Ходасевича отсылает к многочисленным текстам «золотого века».

Подробнее...

И как тут быть бедному читателю? Его сразу ударили фейсом об тейбл линг­вистической иллюзии, которая корчит из себя реальность, — но ничего другого для общения у нас нет.

Подробнее...

Выходит своего рода эссе «Дюжина ножей в спину иллюзии» — будь то система ценностей, сводящая все к деньгам, или к сексу, или к политике, или еще к чему-то, что светом солнца быть не может.

Подробнее...

Итак, карусель надобно разрушить.

Подробнее...

Думаю, в какой-то момент я успокоился и принял для себя, что схожу с ума.

Подробнее...

Яна вела дневник моей болезни в фейсбуке и живом журнале.

Подробнее...

В ту ночь я был беспокойный больной, а у дежур­ной медсестры в реальном времени происходила бытовая трагедия, но она старалась быть со мной вежливой и предупредительной; хотя видно было, что ей все равно.

Подробнее...

Профессор Светицкий, Ирина Валентиновна и медсестра Алена ушли.

Подробнее...

Мужик указывал в даль. На перспективу обклеенных нами зданий. Все дома стояли в заплатках. Город с нашей помощью стал похож на нищего.

Подробнее...

За соседним столиком сидел Розовый Кролик. Он снял ушастую голову и внутри оказалась потная голова фиолетовой бабушки.

Подробнее...

Учительница очень испугалась этого стиха, так как речь в нем шла не о березках и бескрайних колосистых полях, а о предмете возможного уголовного расследования.

Подробнее...

Класс писал сочинение, посвященное стопятнадцатилетию Ильича.

Подробнее...

Да еще нежданно-негаданно пригласили в передачу «Полиглот» изучать язык хинди. Я, конечно, согласилась. Хотя хинди — абсолютное излишество в моей жизни.

Подробнее...

Утверди шаги мои на путях Твоих, да не колеблются стопы мои — следовало бы, конечно, посвятить жизнь состраданию и милосердию, освободиться из плена желания, из тлена бытия, как-то не пропасть, не сгинуть во мраке на этой бренной земле, дождаться — когда сознание раздвинет свои границы, а тело обретет невиданную свободу — еще так хочется любить и быть любимой! А Лёша:

Подробнее...

Главное, такой благостный, душа любой компании. Женщины от него без ума, стоматолог увидела его в поликлинике, закричала на весь коридор: мой драгоценный!!!

Подробнее...

И тут же во мне забрезжил замысел нового романа.

Вокруг любимые старики погружаются в беспамятство. Я выкраиваю время, полдня еду на перекладных, покупаю гостинцы. А назавтра слышу:

Подробнее...

Мать уже возвратилась из Сара и пекла хлеб. Арег помогал ей: принимал листы лаваша и складывал их на расстеленной рядом с тоныром скатерти.

Подробнее...

После смерти Астхик прошло семь дней, температура спала. Сейчас он в чем-то сравнялся с Астхик, его больше ничего не волнует. Словно все происходит под водой, в глубоком безмолвии.

Подробнее...

Сейчас, в эту минуту, хоронят Астхик.

Подробнее...

Вдруг две тени появляются на дороге, ведущей к дому мастера Грайра. Голос, похожий на шепоток, касается слуха, и Арег настораживается. В следующий миг раздается глухой стук железных ворот. Он вскакивает и спешит вниз.

Подробнее...

  • Скажите, зачем вам эти свиньи? — спохватываясь, как бы непри­нужденно произнес я, будто бы не обращая внимания ни на его вспышку, ни на насмешку и перескакивая, отчасти из деликатности, отчасти ввиду отсутствия головы, на другое. — Ужасная вонь...

    Подробнее...

  • Дань моде... — отвечал мой визави, также обходя вопрос о самом наличии избыточной головы. Как если бы тут могло валяться голов сколь­ко угодно. — Все просто. В молодости я мечтал быть философом. Все же философы бородаты...

    Подробнее...

Сердце у меня ёкнуло. Но я еще не до конца осознал, с кем я имею дело...

Подробнее...

«Приветствуй Бога!» — австрийский и баварский аналог «Здравствуйте!».

Подробнее...

А ведь Майков прекрасно сознавал значение Тютчева, называл себя «ду­ховным крестником его», писал в кон­це жизни: «...знакомство с Ф.И. Тютче­вым <...> поставило меня на ноги, дало высокие точки зрения на жизнь и мир, Россию и ее судьбы»! И все-таки на­рушил завет Учителя. Для власти, для ливреи согнул-таки помыслы и шею, подслужился-таки к правительству... Вот вы говорите: он был искренен. Вздор! Какая разница, батенька, ис­кренне или неискренне человек покло­нился золотому тельцу, покадил Ваа­лу? Что-то же ведь получил Майков за свои верноподданнические стишки — орден какой-нибудь? внеочередной чин? субсидию? аренду?

Подробнее...

Передовые славянофилы отнес­лись к поэту суровее.

Подробнее...

Академическая Пушкинская пре­мия, в отличие от всех современных литературных премий, мне известных, присуждалась не каждый год. Точнее сказать, Российская академия каждый год разбирала книжки, поданные на соискание премии Пушкина, но если лучшая книжка из числа поданных на соискание была не идеальна — ей при­суждалась половинная Пушкинская премия; если же лучшая из поданных книжек была так себе — Пушкинская премия в тот год не присуждалась ни­кому.

Подробнее...

Вышло по-другому, увы. Юность и свежесть «Трех смертей» реально перевешивают выстраданную, выму­ченную зрелость «Двух миров».

Подробнее...

Марк Анней Лукан, как и герой ве­ликолепных «Строф на смерть отца», написанных доном Хорхе Манрике через полторы тысячи лет, соглаша­ется умереть.

Подробнее...

«Три смерти» — тоже антология, но антология необычная. «Это что-то не­бывалое в новейшей поэзии нашей», — пишет чуткий Плетнев Якову Гроту в сентябре 1851 года.

Подробнее...

Почувствовав мою недостаточную лояльность руководству моей стра­ны, он сказал: